Мордовцева Надежда Георгиевна

Мордовцева Надежда Георгиевна (1919)

Надежда Георгиевна – из того поколения, кто в 30-е годы воспитывались на подвигах Чапаева, Щорса и других героев Гражданской войны. Поэтому, когда началась война, 19-летняя девчонка подала заявление в военкомат с просьбой отправить ее на фронт.

Несколько раз просьбу отклоняли. Но наступила осень 1941 года – самое тяжелое время Великой Отечественной. Фронт нуждался в пополнении, поэтому просьбы тысяч молодых юношей и девушек о зачислении в ряды Красной Армии начали удовлетворять в массовом порядке.

Надежда окончила курсы военных радистов в Ташкенте, и в декабре 1941 года в группе из 20 девушек-связистов была направлена на Волховский фронт, во 2-ю Ударную армию.

92-я стрелковая дивизия после изматывающих боев за села Петровское и Дубрава, на Новгородчине, находилась на коротком отдыхе и ожидала пополнения. Надежда и ее боевые подруги были включены в 13-й батальон связи этой дивизии.
В январе – марте 1942 года дивизия в составе 59-й армии участвовала в печально известной Любанской операции. В апреле ее сильно поредевшие полки были переданы во 2-ю Ударную армию под командованием генерала Власова. Армия в это время уже находилась в окружении. Надежда Георгиевна хорошо помнит, как в апреле растаял снег, и бескрайний мясноборский лес превратился в сплошное месиво жидкой грязи. Не было продовольствия, не хватало боеприпасов, снаряжения. Зимнее обмундирование, выданное еще в ноябре, никто не заменил. Люди еле передвигали ноги в валенках по болоту, падали от голода в обморок. Но находясь в окружении, методично уничтожаемая артиллерией и авиацией немцев, умирающая от голода армия продолжала сопротивляться. После месяца скитаний по болотам, ранения и контузии, Надежда попала в плен. Немцы, увидев ее, приняли за мальчишку-партизана и едва не расстреляли. Находившийся рядом солдат успел объяснить им, что она медсестра, а не партизан. Ее схватили и затолкнули в кузов грузовика, к остальным раненым советским солдатам. Впереди были долгие три года в немецких лагерях смерти. Майданек, Равенсбрюк, Бухенвальд – эти названия сегодня известны каждому… Надежда Георгиевна была узницей этих концлагерей, и чудом осталась в живых. Рассказывает, что в концлагерях было гораздо страшнее, чем на войне.

“Особенно злые были немки. Была там одна… Пять лет она в страхе держала людей. Она ездила на велосипеде по территории, наезжала на жертву и каталась по ней. Один раз так пинала пожилую женщину, била хлыстом… У женщины лопнула кожа на животе, все внутренности выпали… А эта немка вытерла сапоги о снег и довольная ушла”.

Над пленниками проводили эксперименты, вводили яд, стерилизовали.

“Однажды к бараку подъехала машина, и женщин с детьми начали выгонять на улицу. Дети за мам цепляются, а немцы их выхватывают и в кузов швыряют. Женщины рвали на себе волосы, бились головой об асфальт, целовали немцам сапоги, но все бесполезно. Малышей все равно отвезли в крематорий. И мне потом, уже после войны, этот сон постоянно снился. Я кричала ночами. Мне снилось, что у меня детей отбирают. Я кричала. Этого никогда не забыть”, – вспоминает Надежда.

Весной 1945 ее вместе с другими пленными освободили советские войска.

Вернувшись домой, Надежда Георгиевна пошла работать учителем начальных классов.

Источник:https://www.amic.ru/news/444932/