ЛЕЙТМАН ШЛОМО
? – 1943
Практически единственный источник информации о Лейтмане – воспоминания Александра Печерского. “Мебельщик из Варшавы, коммунист, несколько лет сидел в польских тюрьмах. После нападения гитлеровской Германии на Польшу в 1939 году переехал в Минск. Невысокий, худой, с глубоко посаженными глазами. Обладал острым и подвижным умом и неимоверной внутренней энергией. Имел прекрасный подход к людям и мог влиять на них своим словом. В трудные минуты люди обращались за советом к нему”. “Когда немцы напали на Советский Союз, жена его и дети находились в Минске. Они не успели эвакуироваться и погибли в гетто” (Прорыв в бессмертие, с. 39-40, 53-54). Подружился с А. Печерским в минском рабочем лагере на ул. Широкой, где они оба входили в подпольную группу. 18 сентября 1943 был вместе с А. Печерским и некоторыми другими будущими участниками лагерного восстания депортирован в Собибор (прибыл туда 23 сентября). В лагере работал в столярной мастерской. Был “соавтором” плана восстания, членом комитета по подготовке восстания, посредником между не говорившим на идише А. Печерским и другими лагерниками. 14 октября сыграл важную роль в координации действий участников восстания и в уничтожении эсэсовцев. По словам Александра Шубаева, переданным А. Печерским, во время побега “был тяжело ранен еще до того, как добрались до леса, километра три он еще шел, но потом обессилел и уже не мог держаться на ногах. Просил пристрелить его. Польские евреи сказали, что берут его на себя, не оставят раненого <…> По виду, Шлойме [так называет его А. Печерский] вряд ли доживет до утра”. “Какая горечь, какая боль! <…> О чем только мы с ним не переговорили по ночам, лежа рядом на нарах. Его ясный ум, спокойствие, отвага, преданность поддерживали меня в трудные минуты. Восстание готовили мы вместе. Советовался с ним и о каждой мелочи, и о важных делах. Достаточно было, чтобы Лейтман кивнул головой, как я верил: иначе не может быть”, – резюмирует этот эпизод А. Печерский (Прорыв в бессмертие, с. 103-104). Родители и две сестры Лейтмана, по-видимому, погибли в годы Холокоста в Варшаве. Брат после войны жил в Москве (в январе 1946 А. Печерский получил от него письмо), еще две сестры – во Вроцлаве (Польша).

Источник: СОБИБОР: КНИГА ПАМЯТИ